«Люгер», он же «Парабеллум»

«Дизайн пистолета настраивает психику стрелка на уверенную

непреклонную жестокость. Феномен этот до сих пор не изучен. Во многих
странах парабеллум объявлен оружием целенаправленного уничтожения и
запрещён к использованию».

 

Эта цитата из книги А.А. Потапова «Приёмы стрельбы из пистолета:

Практика СМЕРШ» вполне может служить иллюстрацией к сложившейся
репутации известного образца оружия, но есть ли у этого основания?

Странное дело, но изрядно покрутив в руках и немного (раритет
все-таки) постреляв из «Парабеллума», автор никаких особых приступов
жестокости не ощутил. Лёгкий и короткий спуск, характерный для
большинства пистолетов одинарного действия, неплохие прицельные
приспособления – и, в общем-то, все впечатления. Возможно, конечно,
здесь и впрямь требуется специалист в области психологии и промышленного
дизайна, но, скорее, на территории бывшего СССР, да и в других местах,
этому пистолету только приписывают совершенно фантастические свойства.

«Люгер», он же «Парабеллум»

История рождения

Обычно, когда говорят о «Парабеллуме», всплывает только одно имя –
Георга Люгера. Между тем, чтобы история его появления стала понятнее,
фамилий нужно озвучить заметно больше.

«Люгер», он же «Парабеллум»

Первым после Люгера идёт Хуго Борхардт. Собственно, именно на основе

его конструкции (в первую очередь, принципа запирания) Люгер разработал
свой пистолет – поэтому в ряде источников он именуется сдвоенно,
«Борхардт-Люгер». Первоначально Люгер был подчинённым Борхардта и
помогал ему в доводке самозарядного пистолета, однако позже пути двух
конструкторов разошлись. Фирма братьев Людвига и Исидора Леве,
«поднявшаяся» в том числе и на производстве револьверов «Смит-Вессон»
для русской армии, соединилась с другой германской фирмой по
производству боеприпасов, образовав концерн DWM (Deutsche Waffen-und
Munitionsfabriken). Борхардт при этом предпочёл остаться на прежнем
месте в Лёве, а вот Люгер возглавил конструкторскую группу в DWM.

На новом месте Люгер продолжил свою работу по доводке пистолета
Борхардта C93. Тот создал очень передовой для своего времени пистолет,
основной недостаток которого вполне описывается словами «сырая
конструкция». С одной стороны, в C93 был внедрен ряд новаторских
технических решений, которые в том или ином виде стали эталонными для
пистолетов как класса оружия: расположение патронов в отъемном магазине в
рукоятке, кнопочная защелка магазина, пуля в цельнометаллической
оболочке, проточка на гильзе вместо закраины.

«Люгер», он же «Парабеллум»

Вместе с тем, выступающий далеко назад затыльник рамки превращал

пистолет в довольно громоздкую даже без приклада конструкцию, а разборка
его была довольно сложным делом, особенно в полевых условиях. Русские
офицеры после испытаний пистолета Борхардта отмечали:

«Полная разборка и сборка пистолета требуют такой сноровки и
вообще так затруднительны, что производство их нижними чинами не может
быть допущено без значительного риска испортить оружие».

Внесённые Люгером изменения были не столько
радикально-конструктивными, сколько компоновочными. В частности, он
перенес возвратную пружину в рукоятку, что заметно укоротило пистолет.
Выбранный наклон рукоятки в 125° обеспечивал комфортную стрельбу в
привычном тогда для военных стиле, с одной руки.

С лёгкой руки швейцарцев

Первыми, кому довелось опробовать новые пистолеты, стали офицеры
армии Швейцарии, которая как раз подыскивала замену имевшимся на
вооружении револьверам. Впрочем, предоставленная Люгером в 1898 году
Versuchsmodelle III, она же «Опытная модель №3», первоначально восторга
не вызвала. Лишь после доработок на вооружение швейцарской армии начал
поступать «Pistole, Ordonnanz 1900, System Borchardt-Luger». Помимо
достаточно солидного заказа на 2000 пистолетов, этот заказ послужил
великолепной рекламой для детища Люгера, так как военные многих стран
сочли: «Что хорошо для швейцарцев, стоит попробовать и нам».

«Люгер», он же «Парабеллум»

Следом за швейцарцами новые пистолеты закупили Дания и Бразилия.
Успеху способствовал и тот факт, что Люгер спроектировал не просто
пистолет, а комплекс «пистолет-патрон». Первоначально был доработан
именно патрон – сочтя, что новые бездымные пороха достаточно мощны,
Люгер укоротил патрон Борхардта 7,65×25 мм, получив сначала патрон
7,65×21 мм парабеллум (именно под него выпускались первые пистолеты). В
1902 году появилась и знаменитая «девятка», патрон 9×19 мм. По сей день
этот патрон является стандартным пистолетным боеприпасом НАТО и
постепенно становится таковым в РФ, заслуженно считаясь одним из самых
распространенных и популярных.

Заинтересовались новым пистолетом и за океаном. Уже в 1901 году
представитель фирмы DWM доставил в США пистолет образца 1900 года.
Итогом стал заказ на 1000 экземпляров, распределённых по военным школам и
училищам. В 1903 году лично Георг Люгер привёз пистолеты под свой новый
9-мм патрон, с различной длиной ствола. После серии испытаний
американцы заказали сначала 50 различных пистолетов под 9-мм патрон, в
том числе несколько «пистолетов-карабинов» с длинным стволом и
деревянным прикладом, а затем еще 700 штук под 7,65-мм патрон.

Немецкий десантник с «Люгером»

Немецкий десантник с «Люгером»

Однако полномасштабного перевооружения американцев на «Парабеллум»

так и не произошло. Последней попыткой стали пистолеты под новый
американский патрон .45ACP, изготовленные в 1906 году. Точное число
изготовленных «сорокапяток» неизвестно – называются числа от двух до
пяти экземпляров – и, разумеется, их коллекционную ценность трудно
переоценить. Последний раз на аукционе такой пистолет ушел в разгар
кризиса 2010 года «всего» за полмиллиона долларов и можно предположить,
что в более благоприятное время он стоил бы значительно больше.

Наибольший успех на долю детища Люгера выпал все же в родной (для
пистолета, так как сам Георг был австрийцем) Германии. В 1904 году
вариант со стволом длиной 150 мм принял на вооружение кайзеровский флот –
так появилась «морская» модель 1904. Наконец, в 1908 году появилась «та
самая» модель 08, которая была принята на вооружение германской армии. С
этого момента почти все производство пистолетов на DWM словно пылесосом
высасывали военные, но все равно P08 армии не хватало – с 1911 года к
производству подключили оружейную фабрику в Эрфурте.

Армия же стала заказчиком и потребителем еще один известной модели
«Люгера» из серии пистолетов-карабинов – артиллерийской, с длиной ствола
200 мм. Именно для нее в 1916 году был изготовлен барабанный магазин на
32 патрона, позднее перекочевавшей с «эрзац-ПП» на пистолет-пулемёт
MP-18.

С миру по нитке – получится шведский доброволец финской армии. Среди пестрого оружия и снаряжения нашлось место и «Люгеру»

С миру по нитке – получится шведский доброволец финской армии. Среди пестрого оружия и снаряжения нашлось место и «Люгеру»

«Парабеллум» вполне заслуженно стал одним из символов германского

оружия в Первой мировой войне, да и в годы Второй мировой, несмотря на
появление более современного и технологичного «Вальтера» P38, до конца
позиции не сдал.

В Россию и СССР «Люгер» официально заказывался дважды – с 1906 года было
поставлено около 1000 пистолетов так называемого «русского контракта», с
надписями на кириллице и клеймом в виде скрещённых винтовок Мосина.
Кроме того, имеются сведения о поставке парабеллумов для ВМФ СССР в
конце 20-х или начале 30-х годов, однако без точных подробностей. Также
«Люгер» мог закупаться офицерами императорской армии за свой счёт, но
можно уверенно сказать, что наибольшее число «Парабеллумов» оказалось в
СССР в качестве трофеев.

Против бывших владельцев: американский солдат с «Парабеллумом» и два пленных немца. Пистолет, наряду с «Вальтером», всегда был желанным трофеем у союзных солдат

Против
бывших владельцев: американский солдат с «Парабеллумом» и два пленных
немца. Пистолет, наряду с «Вальтером», всегда был желанным трофеем у
союзных солдат

На испытаниях в 1942 году на стрелковом полигоне Главного

артиллерийского управления советские специалисты отметили плавную работу
автоматики и кучность боя, превосходящую ТТ. При этом в затруднённых
условиях – при густой смазке, запылении, заморозке – «Люгер» работал с
задержками.

Курьёзы имени и издержки популярности

Отдельно стоит рассмотреть вопрос с названием пистолета. Название
Parabellum, взятое от известной латинской пословицы Si vis pacem, para
bellum – «Хочешь мира, готовься к войне», было слоганом компании DWM и
применялось не только к конструкции Люгера, но и к его патрону, а также к
другим образцам. Под этой маркой продавались как коммерческие
пистолеты, так и более серьёзные системы – например, созданный 1913 году
авиационный пулемет тоже назывался «Парабеллум». С другой стороны, и
Люгер создал несколько образцов пистолетов. Все это можно кратко
суммировать как: Не всякий «Парабеллум» – «Люгер», но и не всякий
«Люгер» – «Парабеллум»! Полное название пистолета обычно пишется как
«P08, Parabellum, Borchardt-Luger».

Деревянный приклад и магазин большой емкости делали из «Люгера» легкий карабин

Деревянный приклад и магазин большой емкости делали из «Люгера» легкий карабин

Напоследок нельзя не упомянуть о занятном литературном казусе, связанном с «Люгером»:

«Это был люгер калибра 0.45 с удлиненной рукояткой. Он лежал в
лужице воды, и комочки нерастаявшего снега ещё облепляли его; и пока я
смотрел, разинув рот, один комочек сорвался с курка и упал на
поверхность стола. Тогда я оглядел холл. В холле было пусто, только Лель
стоял рядом со столиком и, наклонив голову набок,
серьёзно-вопросительно смотрел на меня. Из кухни доносились обычные
кухонные звуки, слышался негромкий басок хозяина и тянуло запахом кофе.

– Это ты принес? – спросил я Леля шепотом.

Он наклонил голову на другой бок и всё продолжал смотреть на меня.

Лапы у него были в снегу, с лохматого брюха капало. Я осторожно взял
пистолет. Вот это было настоящее гангстерское оружие. Дальность
прицельного боя – двести метров, приспособление для установки
оптического прицела, рычажок перевода на автоматическую стрельбу и
прочие удобства…»

«Он повесил маузер, потом люгер с оптическим прицелом (из этого
люгера Копчик застрелил насмерть двух милиционеров в последний день
Поворота) и возился с браунингом модели девятьсот шестого года –
маленьким, почти квадратным, – когда знакомый голос за спиной произнёс:

– Правее, Андрей, чуть правее. И на сантиметр ниже».

Первая цитата взята из повести «Отель «У погибшего альпиниста»», а
вторая из романа «Град обречённый» братьев Аркадия и Бориса Стругацких.

Споры вокруг этих пистолетов начались ещё до выхода первой книги.
Аркадий Стругацкий дал почитать рукопись автору политических детективов
Теодору Гладкову, считавшемуся среди писателей знатоком оружия. Гладков,
разумеется, тут же принялся доказывать, что «Люгеров» с оптическим
прицелом в природе не бывает. Далее легенда расходится – по одним
данным, Аркадий пообещал заменить упомянутый пистолет, по другим –
заявил: «Это мой «Люгер», что хочу, то и делаю». Судя по появлению
оптики во втором произведении, ближе к истине вторая версия.

Теоретически оптику на «Парабеллум» установить было можно…

Теоретически оптику на «Парабеллум» установить было можно…

Если «Люгеры» в калибре .45 действительно делались для американского
конкурса – хотя, конечно, допущение, что такой пистолет мог оказаться у
простого инспектора полиции слишком фантастично – то с оптикой возникает
гораздо больше вопросов. На системе с подвижным стволом и
выдвигающимися вверх рычагами закрепить оптику возможно только на рамке.
К тому же, траектория патрона 9×19, а уж тем более .45ACP, на дистанции
дальше 100 метров даже у моделей P08 с удлинённым стволом будет, мягко
говоря, далека от прямолинейности. Оружие придется пристреливать на
какую-то конкретную дистанцию и потом надеяться, что стрелок, во-первых,
сумеет правильно определить расстояние до цели, а во-вторых, что поля
зрения оптики хватит для поправки. Не удивительно, что оптические
прицелы не прижились даже на куда более мощных пистолетах-пулемётах. Так
что, фантастика остаётся фантастикой.