Почему при Сталине прилавки были полны продуктов и товаров

Сегодня утром слушал фоном радио «Эхо Москвы» у которого явно сломался шаблон, а может вообще случился крах мировоззрения. Эти ребята открыли для себя тот факт, что при Сталине, почти сразу после войны в 1947 году, прилавки и витрины магазинов ломились от продуктов питания и товаров отечественного производства.

Это была инсценировка! — утверждали они. Американским журналистам и фотографам устроили показуху! Так они считают. Я их вполне понимаю, ведь в воображаемом мире, в котором они существуют, при Сталине были исключительно репрессии и ГУЛАГ, а люди сплошь умирали с голоду. А американцы публикуют такое! Это американская пропаганда, считают они. Остается им только посочувствовать, ведь американцы показали только то, что видели своими глазами, а не воображаемый мир сплошного ГУЛАГа и голода Эхо Москвы.

И не вздумайте приписывать мне обратное, что я, мол, утверждаю, что при Сталине был рай на земле и пр. Как раз в 1947 году в СССР было довольно скверно с питанием, т.к. в 1946 году был послевоенный неурожай зерновых, случившийся на фоне засухи и разрушенной войной колхозной системы. После этого, второго серьезного неурожая после 1932 года в СССР имела место быть заметная сверхсмертность населения в кол-ве 800 тыс. человек, а в РСФСР она была равна 400 тыс. человек. Но прилавки при этом были действительно полны самыми разными деликатесами, продуктами и товарами, что и показали американские фотографы журнала Life и фотограф Роберт Капа, совершивший в 1947 году поездку по СССР вместе с известным американским писателем Джоном Стейнбеком, который описал свое путешествие в книге «Русский дневник» . Потому дадим слово им:

Продовольственные магазины в Москве очень большие; как и рестораны, они делятся на два вида: те, в которых продукты можно приобрести по карточкам, и коммерческие магазины, также управляемые государством, где можно купить практически любую еду, но по очень высоким ценам. Консервы сложены горами, шампанское и грузинское вино стоят пирамидами. Мы видели продукты, которые могли бы быть и американскими. Здесь были банки с крабами, на которых стояли японские торговые марки. Выли немецкие продукты. И здесь же лежали роскошные продукты Советского Союза ― большие банки с икрой, горы колбас с Украины, сыры, рыба, и даже дичь ― дикие утки, вальдшнепы, дрофы, кролики, зайцы, маленькие птички и белая птица, похожая на белую куропатку. И различные копчености.

Но все это были деликатесы. Для простого русского главным было ― сколько стоит хлеб и сколько его дают, а также цены на капусту и картошку. В хороший год, в такой, как мы попали, цены на хлеб, капусту и картофель упали, а это показатель успехов или хорошего урожая. На витринах продовольственных коммерческих магазинов и тех, в которых действуют карточки, выставлены муляжи того, что можно купить внутри. На витринах лежит ветчина, бекон и колбаса из воска, восковые куски говядины и даже восковые банки с икрой.

Мы прошли в соседний универсальный магазин, где продается одежда, обувь, чулки, костюмы и платья. Качество и пошив одежды оставляли желать лучшего. В Советском Союзе существует принцип производить товары первой необходимости, пока они нужны, и не выпускать предметов роскоши, пока товары первой необходимости пользуются спросом. Здесь были набивные платья, шерстяные костюмы, а цены показались нам слишком высокими. Но не хотелось бы обобщать: даже за то короткое время, что мы были в Советском Союзе, цены снизились, а качество вроде стало лучше. Нам показалось, что то, что верно сегодня, назавтра может оказаться неверным.

Джон Стейнбек, в отличие от нынешних журналистов с Эха, сразу понял суть дела и причины изобилия товаров на прилавках в сталинское время и не стал возмущаться, что ему устроили показуху. А суть дела предельно проста, что в СССР всегда были два вида ценообразования: рыночное, по высоким ценам и государственное, по низким ценам (или вовсе продукты и товары, выдаваемые по карточкам до их отмены в декабре 1947 года). Вот он и видел полные прилавки с товарами по высоким ценам, доступными далеко не всем. Можете на них посмотреть и вы.

1947 год. Москва глазами американских фотографов.

1947 год. Москва глазами американских фотографов.

Что касается связи между полными прилавками и полными желудками людей, то ее нет. Полные прилавки скорее говорят о недоступности этих продуктов или товаров для людей, чем об изобилии товаров, что мы все наглядно увидели в 1992 году, когда пустые прилавки внезапно стали полны продуктов, а народ стал меньше есть и значительно больше умирать. Странно, что взрослые люди с радио «Эхо Москвы» не понимают таких простых вещей.

Источник